Стратегия и тактика Павла Франца

Мы сидим с новым наставником главной команды страны на трибуне московского спорткомплекса «Крылатское» во время тренировки «Строителя». Павел Яковлевич, кажется, весь в интервью. И одновременно, там — на льду, где закатывания и отборы оттачивает его сыктывкарская молодежь. Вот так же цепко, не спуская глаз, не сомневаюсь, следил в свое время защитник Франц и за нападающими: не уйдешь! И спуска им не давал. Кого не спросишь — ни чужим, ни своим!

СВОЯ ПОЗИЦИЯ НА ЛЬДУ

«Нападающие в его зону вообще старались не соваться, — вспоминает Сергей Мяус, входивший в разные годы в тренерский штаб сборной России. — Многим казалось, что он играет жестко, где-то даже «в тело», но это все равно было предельно корректно. Павел всегда четко и тонко чувствовал свою позицию. И никогда не прижимался к воротам — наоборот, выдвигался вперед и играл на опережение. Сейчас защитники так, увы, не играют».

«Когда мы оба играли в Швеции, нам часто приходилось выходить на лед друг против друга, и с тех пор я знаю, что умение выбирать позицию на поле у Паши просто эталонное. Какие-либо домашние заготовки применять против него было бесполезно — он не повторялся! Приходилось постоянно что-то придумывать! Франц был одним из лучших защитников своего времени. Момент только назревал, а он уже знал, где нужно оказаться и как сыграть. А когда мы вместе перешли в казанское «Динамо», именно он очень помогал мне, в каких-то моментах просто «развязывая» руки», — резюмирует шестикратный чемпион мира, многолетний партнер Франца по сборной России Сергей Обухов.

А ведь хоккейного защитника Франца могло и не состояться! Задатки классного игрока обороны разглядел в юниоре тогда начинающий тренер Владимир Янко, приехавший в Сыктывкар в 1982 году, а на следующий год выведший «Строитель» в элиту отечественного хоккея. За шесть лет до этого в сыктывкарскую школу № 35 — поистине кузницу игроков «Строителя» — пришли с набором детские тренеры: так, на базе одного из вторых классов и родился спортивный спецкласс, все мальчишки из которого буквально пропадали на запасном поле главного городского стадиона.

1984 год. 16-летний Павел Франц — дебютант сыктывкарского «Строителя»

— Жили мы от катка довольно далеко — километра три в одну сторону, — вспоминает Павел Франц. — Но я вставал в 5 утра и пешочком с рюкзаком, клюшкой и коньками шел на стадион. Оттуда — на первый урок в школу, на который мы, разумеется, частенько опаздывали. Это святое, «мы же спортсмены» (улыбается). Учителя где-то закрывали глаза: ты писал сочинение на «двоечку», а ставили «троечку». После школы мы бросали портфели и снова бежали на лед, где катались с двух часов дня до девяти вечера. Да мы жили на стадионе! Занимались на запасном поле — там горел один-единственный фонарь, но нам его, видимо, хватало. И лед никто не заливал, и снег не чистил, но нам ничего не мешало…

Я и не думал, что когда-то попаду в команду мастеров — просто любил хоккей с мячом. При этом в детстве перспективным игроком не был: до 14-15 лет сидел на скамейке запасных. Только когда меня взяли в юношескую сборную, стали подпускать к первой команде «Строителя». Когда позвали, я вообще удивился: почему меня берут, а не других, более перспективных?

Ноябрь 1986. Сыктывкарский «Строитель» накануне старта XXXIX чемпионата СССР

— Семья у вас была спортивная?

— Нет. Папа работал водителем автобуса, мама — преподавателем в кулинарном училище. Старший брат, уж не знаю по чьим стопам, пошел в шахматисты.

— А вы свою карьеру начинали отнюдь не защитником…

— Центральным нападающим! В сборную по юношам я попал именно в этом амплуа. Но потом обнаружилась проблемы с бортовиками, и на чемпионат мира поехал уже правым полузащитником. Тот турнир, кстати, нам не удался — мы стали только третьими. Я вернулся в Сыктывкар, и Владимир Янко поставил меня на край со словами: «Если научишься играть на борту, сможешь играть везде». Защитником же я вообще стал довольно поздно — лет в 19-20. И тоже, кстати, по решению Янко.

«Пашка всегда был физически очень одаренным и в 16 лет уже играл у меня в «основе» «Строителя», — подтверждает легендарный наставник. — Я искал ему место: пробовал на борту и в опорной зоне. Как сейчас помню: мы играли в Горьком против «Старта», который тогда вели за собой Дьяков и и Максименко, и выиграли 3:1. Франц забил гол со штрафного, но главное — то, как он связал середину поля и сломал игру таких нападающих. Вот тогда я понял, что из него получится очень хороший защитник».

ВМЕСТО ХОККЕЯ — АРМИЯ

Но между юниорским, состоявшемся в 1986 году в Сыктывкаре, и молодежным чемпионатами мира случилась… армия. Свой долг Родине будущий чемпион отдал сполна: это была самая что ни на есть настоящая воинская часть.

— Перед призывом мне пообещали: пойдешь в спортроту в хоккейный «СКА-Свердловск». А потом вышло так, что Владимир Янко ушел в «Енисей», оставшийся в «Строителе» Владимир Коровин заверил: «Паш, не переживай, мы тебя в Свердловск не отдадим, служить будешь в Сыктывкаре». Я прошел «учебку» — и тишина. Спрашиваю: когда, мол, будете меня вытаскивать? Словом, пока я ждал, вышел закон, запрещающий служить по месту жительства. И я оказался в Питере во внутренних войсках — полтора года охранял осужденных.

Кто бы, попав в такую ситуацию, «скис», попрощавшись с иллюзиями о спортивной карьере, но Франц решил иначе: что бы ни было — заниматься спортом. Капитан роты, узнав, что у него в подразделении действующий хоккеист, разрешил тому бегать на местном стадиончике, качаться, держать себя в форме. К возвращению в Сыктывкар дембель готовился — да так, что заиграл в «основе» «Строителя», а следом попал на молодежный чемпионат мира 1990 года! Тот финал в шведском Сандвикене советская «молодежка» выиграла у хозяев в серии 12-метровых.

Через год Франц выиграл свое первое золото уже на взрослом уровне. И последнее — в летописи сборной СССР.

— В первой сборной тогда назревали перемены, и нас четверых — меня, Игоря Гапановича, Николая Яровича и Андрея Сизова — Владимир Янко просто «внедрил» в основную команду. Конечно, это было неожиданностью! Я попал в главную сборную, да еще и в основной состав, где рядом выходили Ломанов, Ануфриенко, Грачев, Потешкин… Дербанило не по-детски! Трясти перестало только после двух-трех чемпионатов мира (смеется). Но волнение — это нормально и правильно. Если его нет, то, может быть, и результата не будет. Когда ты волнуешься, значит, ты двигаешься вперед и растешь. Через эти сложности нужно пройти.

— Дедовщина в сборной была?

— Дедовщина была у меня в «Строителе». Играл у нас Эдик Бай. Порой мне казалось, что я делаю правильные вещи, а он пихал: «Почему ты меня здесь не подстраховал?». Я отвечал: «Может быть, ты сам здесь не успел?». А он раз — и меня клюшкой по заду. Он у меня весь синий был (смеется). И я боялся больше всего не сделать ошибку, а такого, как Бай. Но, наверное, это было на пользу. Эдуард Бай вместе с Валерием Осиповым — именно те люди, которые во многом научили меня азам игры в обороне.

Сейчас, к примеру, чуть прикрикнул — игрок обиделся и заплакал. В сборной же мы, молодые, чувствовали поддержку опытных игроков. В такой ситуации, по себе знаю, легче входить в «основу». Плюс, конечно, нам не боялся доверять тренер.

И это факт: на ЧМ-1991 в Финляндии Янко перекроил практически всю линию обороны: выпустил в основном составе молодых Франца и Сизова, оставив только опытнейшего Виктора Шакалина, который грамотно управлял действиями дебютантов.

«На том чемпионате команда у шведов была просто потрясающая. После первого тайма в финале мы вели 2:1. И тут выходим на второй, а соперник переходит на откровенные навесы: начинает просто бить по диагонали, решив, что молодые Пашка Франц и Андрюшка Сизов не выдержат этого и где-то сделают ошибку. И в этом была их, шведов, ошибка! Как Франц начал ловить мячи — он не пропустил ни одного «верхового»! Это было просто феноменально», — восхищается Владимир Янко.

УТРОМ РУБИЛ ЛЕС, А ВЕЧЕРОМ ИГРАЛ В ХОККЕЙ

После того чемпионата мира и последовавшего за ним серебра чемпионата России со «Строителем» перспективного защитника не могли не приметить скауты из Швеции, куда в 90-е уезжали все ведущие мастера малинового мяча. Правда, после сезона в «Несшё» будущему шестикратному чемпиону мира сказали… что им недовольны и клубу он не подходит.

— Я тогда вернулся в Сыктывкар и уже был настроен играть за «Строитель», когда раздался звонок с предложением из Венерсборга. Кстати, после сезона в «Венерсборге» мне звонили из Несшё и предлагали гораздо лучший контракт. Но для меня отношение важнее денег. Так я 9 сезонов отпахал в «Венерсборге», за который в разное время вместе со мной играли Игорь Гапанович, Валерий Грачев, Андрей Тимушев и мой финский друг Сами Лаакконен.

— Тяжело было решиться на переезд в Швецию?

— Честно говоря, нет. Времена в России были откровенно тяжелые: 90-е, безденежье, смена власти, бандитизм. Я как раз встретил свою будущую супругу Елену, и понимал, что если хочешь построить семью и обеспечивать ее — надо уезжать.

— Зарплаты в Элитсерии тогда были намного выше?

— Раза в два точно. В начале 2000-х все стало наоборот — зарплаты сравнялись, а потом шведы поехали зарабатывать к нам. Но я для себя твердо решил, что моя семья останется в Швеции. Так и вышло: сейчас мой сын Павел работает на предприятии, связанном с компьютерами, дочь Полина учится в университете Гётеборга на архитектора.

— Не было желания отдать детей в спорт?

— Мы с супругой пытались отдать сына в большой теннис, но он походил месяц и забросил. К конькам и хоккею тяги у него тоже не было, да и я в то время играл в России — не был рядом с детьми. Но я уверен, что не нужно никого заставлять — у самого человека должно быть огромное желание чем-то заниматься.

— Долгое время шведские игроки были полупрофессионалами — днем работали, вечером тренировались. У вас был только хоккей?

— В клубе у меня был контракт, но помимо этого я какое-то время работал в лесу: мы рубили деревья, вывозили их на ферму. Рабочий день начинался в 6 утра и длился до трех часов дня. Потом шел на тренировку и удивлялся — как шведы после такого еще могут тренироваться? Меня хватило только на месяц. Надо было либо работать, либо играть и тренироваться. И сосредоточился на хоккее. Сейчас в Элитсерии, я знаю, есть ребята, которые день проводят в офисах, а вечером идут на каток. Но они не мешают бетон, не рубят лес — словом, не испытывают тяжелых физических нагрузок.

В Швеции Францу параллельно хоккею довелось поработать и лесорубом. Впрочем, надолго на такое «совместительство» сил не хватило

— Пожалуй, Швеция в 90-х казалась другой планетой?

— Поражал совершенно другой менталитет: люди относились к жизни с улыбкой. Когда я после 2-3 лет выступлений за «Венерсборг», приезжал домой, то сразу замечал, какие у нас все ходят хмурые, как косо на тебя смотрят. Было чувство, будто каждый хочет тебя обмануть или ограбить (улыбается). А в Швеции посторонний человек говорит тебе на улице: «Здравствуй». Совершенно незнакомый!

— Язык выучили быстро?

— Когда ты на протяжении 3-4 лет не общаешься с русскими, то деваться некуда! Поначалу, конечно, было трудно. Но потом ты заставляешь себя учить, ходить в школу. Хотя мой шведский, думаю, пришел в раздевалке. Я много общался с местными игроками на тренировках и в быту.

— Но ведь в «Венерсборге» было немало россиян…

— Если сейчас русские едут в Швецию, то чаще разговаривают на своем языке. А мы тогда видели, что шведам это не совсем приятно: они не знали, о чем мы говорим и что думаем. Во-вторых, жить в другой стране и не выучить язык — это вопрос неуважения к окружающим. Тогда мы с ребятами решили, что даже между собой в раздевалке будем говорить на шведском. Пусть на корявом, но шведском (улыбается). Так мы через это прошли и научились говорить.

Павел Франц (в центре) с премьер-министром Республики Татарстан Ильдаром Халиковым на награждении хоккеистов клуба «Динамо-Казань» золотыми медалями чемпионата России-2011

«МЫ НЕ ЗНАЛИ СЛОВА «АВТОБУС»

Именно в Швеции, по мнению Владимира Янко, Павел Франц и вырос в столь классного защитника. Уж чему-чему, а игре в обороне шведы научить умеют!

«Помимо тактической грамотности, Франц держал клюшку в левой руке и очень здорово ей работал. Он невероятным образом чувствовал момент, когда нападающий, оказавшийся с мячом, терял контроль — либо опускал голову, либо смотрел в другую сторону, либо мяч чуть соскакивал с его клюшки. В этот-то момент Пашка молниеносно атаковал и отбирал мяч! Чуть замешкаешься — и Франц вырастал тут как тут!»

Свою игровую карьеру Павел Франц заканчивал в «Динамо-Казань», где отыграл сезоны 2010-2014 гг

«В свое время Павел совершил настоящую революцию в игре защитника, — считает 9-кратный чемпион мира Дмитрий Савельев. — Сегодня защитники играют так, как это в свое время начинал делать именно Франц. Он старался читать игру, прессинговать соперника на его половине поля, он никогда не откатывался и не стоял у своего радиуса! Он был очень мобилен, накрывал соперника, когда тот должен был принимать мяч. Тогда это было в новинку, и Паша, по большому счету, опередил свое время».

— Откуда у вас появилось это чутье? — спрашиваю Франца напрямую.

— Мне кажется, это от природы. Я ни у кого не учился и никого не копировал. К этому приходишь сам: ты видишь, как соперник двигается, и представляешь, в какой точке он окажется — там и отбираешь у него мяч. Я всегда отталкивался от этого, и никогда не ждал, что соперник ошибется, к примеру, не примет мяч… Сейчас же смотришь на современное поколение, которое стоит на месте: меня же, мол, не обыграли. Все как один скатываются в кучу и пытаются обороняться количеством. Нас же в свое время учили делать это мастерством.

— Никаких «автобусов»?

— Мы и слова такого не знали! Раньше хоккей был другой: открытый, все бегали туда-сюда. И это, на мой взгляд, было интересно болельщику. Защитник, как нападающий, должен получать удовольствие — только не от голов, а от отбора мяча. Когда я вернулся в «Водник», мы на каждой тренировке с Андрюхой Стуком и Игорем Гапановичем играли в «барашек»: вратарь вводил мяч, а ты от одного радиуса до другого пытаешься загнать нападающего к борту, лишить его скорости и простора. 

ВСЕ ДЛЯ И РАДИ КОМАНДЫ

Именно после возвращения в 2003 году в Россию Павел Франц начал завоевывать клубные титулы: чемпионат и Кубок страны, дважды — Кубок мира. На год раньше в архангельский «Водник» перешел Михаил Свешников — человек, с которым нашего героя связывает крепкая дружба вот уже более двадцати лет.

— Сблизились мы с Михаилом в сборной. Это был 1995-й год, чемпионат мира в США. Могу сказать, что он — мой лучший друг. Я очень ценю в нем порядочность и честность.

19 марта 2006. Москва, спорткомплекс «Крылатское». Слева направо Михаил Свешников, Ильяс Хандаев и Павел Франц приносят московскому «Динамо» первое российское золото после победы в финальной серии XIV чемпионата страны над кемеровским «Кузбассом» — 8:4, 8:6

— Кто чаще выигрывает сегодня на корте? — интересуюсь, зная о большой страсти двух хоккейных «премьеров» — большом теннисе.

— Здесь даже разговора быть не может! Миша великолепно играет в теннис. Наверное, не хуже, чем в хоккей с мячом. Каждое лето мы стараемся выйти на корт. Ракетку, кстати, я впервые взял в Несшё: мы тогда с Игорем Гапановичем даже не знали, как ее правильно держать. Представляли только, что надо попадать по мячу (смеется). Играли на асфальте! Потом играли в «Венерсборге» с Валерой Грачевым и все летние месяцы пропадали у сетки — по 3 часа каждый день. В городе есть целый дворец для тенниса: четыре закрытых корта и четыре открытых.

«В Несшё мы жили с Павлом в одном подъезде, а рядом была бесплатная теннисная площадка. Мы играли так много, что в первую неделю у меня кроссовки почти до пят стерлись, — смеется Игорь Гапанович. — Франц очень легко вписался и в быт, и в шведскую манеру игры в обороне. Он всегда очень плотно играл с соперником «в корпус». При этом, за счет хорошего видения поля, выключал соперника из игры и перехватывал все верховые передачи».

Всего в коллекции уроженца Сыктывкара 5 побед в Кубках мира, четыре из которых (в «Воднике», московском и казанском «Динамо») он завоевал под руководством тренера, в свое время открывшего ему дорогу в мировой хоккей.

— Во всех российских клубах я играл под руководством Владимира Янко, и, прежде всего, доказывал ему, что хочу играть у него в команде и хочу играть в сборной. Не он меня брал, а я ему постоянно доказывал. Возможно, именно благодаря этому я превратился в классного игрока. Был бы другой наставник, возможно, ничего бы и не было.

2013 год. Владимир Янко (слева) и Павел Франц на тренерском мостике команды «Динамо-Казань»

— Все знают Янко как изумительного психолога. А бывало такое, что он мог игрокам «напихать»?

— Всякое бывало! Он тонко чувствовал наше настроение, и всегда заставлял — играйте на 100 процентов. Помню, играем мы как-то с «Водником» против слабого соперника, счет уже большой, ты раз — и волей-неволей бросишь взгляд на трибуны. И тут Янко подзывает: «Ты что, обалдел? Ты же женатый человек!» (Смеется).

Летом 2010 года именитый наставник перебрался в Казань и сразу позвал за собой Павла Франца, которому на тот момент было уже 42. Но Янко не сомневался и не мог прогадать: вместе с Францем, Обуховым, Чермных, Погребным и Лакконеном в клубе возникла такая «химия», которая позволила команде из столицы Татарстана за спринтерские полгода стать сильнейшей в России и мире. А сам защитник-ветеран, поражая партнеров и болельщиков уровнем профессионализма, оставался одним из лучших на льду и непререкаемым авторитетом в раздевалке.

«В тот год Владимир Янко пригласил меня в команду в качестве фитнес-наставника, — рассказывает Алсу Халиуллина, работавшая в «Динамо-Казани» с 2010 по 2013 год. — Для ребят-хоккеистов это было в новинку, но мы быстро сработались. Особенно меня поразил Павел Франц: он не только выдавал 200 процентов на растяжке перед игрой — после каждого сезона он подходил ко мне и просил дать ему программу самостоятельной подготовки на лето. Неудивительно, когда человек настолько профессионален, что приезжал на первый сбор он одним из самых физически готовых к большим нагрузкам».

2013 год. Москва, спорткомплекс «Крылатское». Тренерский штаб «Динамо-Казань» (слева-направо): Павел Франц, Андрей Стук (главный тренер) и Алсу Халиуллина (тренер по фитнесу)   

«У Паши отличное чувство юмора и он, несмотря на свои титулы, всегда был доступен для всех — и для ветеранов, и для молодежи. А на льду был надежным и уверенным: в его игре, в каждом движении не было ничего лишнего. Когда ситуация требовала, он ложился под мяч, когда было нужно — играл на грани фола. Соперники его побаивались, но в жизни он всегда был очень общительным и поддерживал в сложную минуту», — вспоминает экс-вратарь сборной России Ильяс Хандаев.

«Я очень ценю в Павле прямолинейность — он всегда говорит то, что думает. Какие бы ситуации ни были — он всегда «рубил» правду, — говорит Сергей Обухов. — И я рад, что сегодня не проходит недели, когда мы бы с ним не созванивались».

«Паша невероятно командный человек — это ценнейшее качество. Все, что он ни делал на поле и в жизни — это все было для и ради команды». — искренне убежден Владимир Янко.

ЗИГЗАГИ ХОККЕЙНОЙ СУДЬБЫ

В Казани по ходу сезона 2013—2014 годов нынешний наставник национальной сборной России и вкусил первые тренерские плоды. И свою роль в этом не мог не сыграть Владимир Янко — наставник, с которым судьба и карьера Павла Яковлевича переплетены вот уже более 35 лет.

— Не было момента, чтобы я раз — и решил пойти в тренеры, — признается Франц. — Когда я играл в «Динамо-Казани», Владимир Янко сказал мне — мол, все, завязывай. Я парировал тогда: «Владимирыч, я играть еще хочу!». Но со стороны ему было виднее, он сказал: «Посмотри, защитников в России нет. Давай ищи, учи и помогай. У тебя такой опыт». И я благодарен ему за это. Возможно, если бы не он, я никогда бы и не подумал становиться тренером. Хотя я и сейчас не могу сказать, что я состоявшийся профессионал. Я только учусь.

«Если я в ком-то видел тренерские задатки, то говорил ему: «Не надо играть, пока коленки не сотрутся». Вовремя закончить — это тоже искусство. Тем более закончить человеку, у которого есть данные для того, чтобы в будущем стать тренером. Возможно, сам он их пока не видит, но я-то вижу! И их нужно развивать». — уверен Янко.

После чемпионата мира-2014 в Иркутске, где Франц впервые вошел в тренерский штаб сборной России, зигзаги хоккейной судьбы вновь завели Павла Франца в Швецию. Правда, ненадолго.

30 января 2014. Иркутск, стадион «Труд». Наставники сборной России Михаил Юрьев (слева) и Павел Франц перед четвертьфинальным матчем XXXIV чемпионата мира Россия — Канада — 22:1 

— После возвращения из Казани я решил для себя, что пора остепениться и, пожалуй, хватит жить цыганской жизнью (смеется). Наконец, появилось время побыть с семьей. В Швеции я принял команду «Блосут», которая выступала в Аллсвенскан, к тому же мне дали работу в автомобильном сервисе «Пежо» и «Субару». Так, работал и параллельно тренировал. Через два года получил от своего бывшего тренера Стефана Нордина предложение войти в тренерский штаб женской национальной сборной Швеции и мы с удовольствием поработали на одном сборе.

Но в 2016 году началось возрождение «Строителя», и тогда мне позвонил президент FIB и ФХМР Борис Иванович Скрынник. Мы договорились, что я подумаю над возвращением. Обсудил все с супругой, она парировала: «Что, надоело дома сидеть?». Но мне было интересно! Ведь это — моя жизнь. Последние два года я занимался подготовкой автомобилей к продаже, приходил потом потренировать любителей из «Блосута» на часик-полтора… Это совершенно не мой уровень.

Тренер в России и Швеции — две совершенно разные ипостаси. Здесь ты на 200 процентов углублен в процесс. Просыпаешься с единственной мыслью: «Ты должен готовиться к тренировкам и матчам». В Швеции — кинул мячик, объяснил пару упражнений и все играют. В России нужно постоянно думать, что будет завтра и как в связи с этим команда и игроки должны развиваться.

— Но мысли, что когда-нибудь вернетесь в Сыктывкар, наверняка не было?

— Никогда в жизни! Когда решился и приехал, то увидел, что от хоккея с мячом в республике ничего не осталось. Его практически уничтожили. Пришлось начинать даже не с нуля, а с минуса». Тяжело найти людей-единомышленников, особенно, когда ты возвращаешься из-за границы. Сейчас, к счастью, потихонечку все преображается и становится лучше.

— Назначение на пост главного тренера сборной России тоже из разряда «не мечтал стать генералом»?

— Это было неожиданно. Наступило осознание того, какую огромную ответственность возлагают на тебя и что именно тебе доверяют команду. Не просто команду, а команду-чемпиона. Определенные разговоры уже были, поэтому не скажу, что я был к этому не готов. Это определенно новый этап в моей жизни и новый вызов. Уверен, к этому должен стремиться каждый человек, иначе зачем вообще что-то начинать?

Евгений КОНОВ

24 января 2014. Иркутск, стадион «Труд». Павел Франц на открытой тренировке сборной России накануне старта XXXIV чемпионата мира

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий