Алексей Селиванов: «Не надо заглядывать в паспорт игрока – смотрите его игру на поле»

Герой этого интервью, мастер спорта Алексей Селиванов, самый старший из всех новобранцев «Строителя». В хоккее с мячом он уже чуть более четверти века. Его спортивная биография  богата на переходы и переезды.

Он поехал за игровым опытом в Финляндию, а тренировался и играл…в Швеции. Мечтал перебраться в Королевство тысячи островов, но очутился на родине вождя мирового пролетариата. Мог и по сей день жить с семьёй в Первопрестольной – вот уже  второй месяц живёт в северной провинции.

Заинтригованы? Тогда читайте наше новое интервью в рамках клубного проекта «Диалог».

ПРО ЛЮБОВЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

 — Алексей, ты родился в Новосибирске, являешься воспитанником  местной школы хоккея с мячом…

— Да, верно, родом я из Новосибирска. Отец – поклонник хоккея с мячом. Он и познакомил меня с этим видом спорта. Сначала привёл на стадион. Мне тогда было 7 лет. Новосибирский «Сибсельмаш-Металлург» стал сильнейшим клубом страны. Домашние матчи команды собирали полный стадион, интерес к русскому хоккею в нашем городе был огромный! «Загорелся» и я. Да так, что до сих пор не отпускает.

— Можно сказать, что русский хоккей — твоя любовь с первого взгляда?

— В точку! Сразу после посещения первого в свое жизни матча я сказал отцу, что хочу заниматься хоккеем с мячом.  Мы тогда жили рядом со стадионом «Заря», там я и встал на коньки, стал воспитанником спортшколы. Тренером был Александр Дмитриевич Капустин.

Позже наша семья переехала, мне было удобнее заниматься на «Сибсельмаше», и в 10 лет я перешёл в одноимённую СДЮШОР. Тренировался под началом Александра Фёдоровича Майорина, в команде 1987 года рождения.

Потом был наш выпуск. Группу ребят, включая меня и моего друга Дениса Борисенко, пригласили на просмотр в кемеровский «Кузбасс». Отбор прошли четверо, в их числе – мы с Денисом.

Родители мой переезд в Кемерово и решение связать свою жизнь с русским хоккеем поддержали, за что отце и маме «спасибо». Да я им в целом очень благодарен за всё, что они делали и делают для меня!…

Так вот. Перевёлся я из Новосибирского госуниверситета, куда уже успел после «дюшки» поступить, в Кемеровский, со спортфака на спортфак.

И началась моя самостоятельная жизнь.

В системе «Кузбасса» сначала играл за дубль, привлекался на тренировки и матчи  основной команды, главный тренер которой Сергей Анатольевич Мяус потихоньку «натаскивал» нас, молодёжь. Ну, и на следующий сезон мы с Денисом Борисенко уже были в составе «Кузбасса».

 — Чем запомнился кемеровский период карьеры? Почему не удалось закрепиться в команде? Об этом тебя спрашивает Станислав Артамохин.

— Это были «золотые» годы моей жизни! Я не про деньги, конечно (смеётся – прим. автора), хотя да, первую «хоккейную» зарплату получил именно в Кемерово.

Мы были молоды, полны планов…Стал серебряным призёром Первенства мира среди юниоров U-19 (2006 г.), обладателем Кубка России-2007.

Атмосфера в клубе была замечательная, ребята по команде, тренерский корпус…

После ухода Сергея Анатольевич (Мяуса – прим. автора) в клубе началась другая жизнь и я, на правах аренды, перешёл в «Саяны» (Абакан), за этот клуб играл полноценный сезон, набирался опыт, но в мире и нашей стране грянул экономический кризис,  который ударил по жизни россиян. Помнишь ведь тот, 2008 год? По «Саянам» он тоже «прошёлся» катком…

— и ты переходишь в  «Боровичи» (Новгородская область)

— Да, за этот клуб так же  сезон отыграл. Но и там возникли проблемы с финансированием. Перешёл в нижегородский «Старт».

— А по этому этапу твоей карьеру как раз есть вопросы от болельщика Ильи Лобанова: чем запомнились игры в составе «Старта». И Нижний Новгород?

— Город красивый, любимое место было – набережная Федоровского.

В памяти остался матч «регулярки» с «Кузбассом», состав у кемеровчан был очень сильный, тем не менее, игра шла с переменным успехом. В итоге мы победили (7-5).

Я тогда провёл своей единственный полноценный матч, а в целом в «Старте» у меня было мало игрового времени, что, конечно, не устроило бы любого другого профессионального игрока, окажись он на моём месте. Поэтому желания продлевать контракт, рассчитанный на два сезона, у меня не было.

Отыграл сезон за «Локомотив» (Оренбург») и уехал в Финляндию играть за «ToPV». Правда, изначально было желание продолжить игровую карьеру в Швеции.

Интересно, что тренировки  и домашние матчи «ToPV» (Торнио) проходили на…шведском стадионе «Грэнсваллен» (Хапаранда), так что в Швеции я всё же побывал (смеётся – прим. автора).

— ?!

И МЕЛЬКАЮТ ГОРОДА И СТРАНЫ…

 — Да-да-да. Торнио и Хапаранда — города-близнецы, они расположены на пересечении двух регионов и границе двух стран, Финляндии и Швеции соответственно,  и фактически образуют один город, называемый также Евросити.

По Финляндии у нас тоже есть вопросы от болельщиков: какой опыт там получил, и,  каков, на твой взгляд, уровень финской бенди-лиги по сравнению с нашей «вышкой» и Суперлигой?

— На тот момент это был уровень наших лучших клубов Высшей лиги – команд, выступающих в Суперлиге на среднем уровне, а может даже, и хуже.

А опыт, понятное дело, я получил игровой. Что там мне больше всего бросилось в глаза….Финны не любят бегать по полю, лучше мощно пробьют, чем лишний раз бежать. С ударом у них проблем не было (смеётся – прим. автора). И ещё финский хоккей с мячом, силовой, как «шайба».

— А как ты преодолевал языковой барьер?

— У нас был играющий русский тренер. Плюс я самостоятельно учил английский, т.к. в нашей школе ученикам преподавали немецкий. Я ведь не оставил мечту переехать в Швецию, вот и штудировал «инглиш».

— …и вместо Швеции оказался в Ульяновске и  «Волге».

— А от руководства «Волги» поступило предложение приехать на просмотр, в итоге отыграл там два сезона. Затем четыре сезона – за красногорский «Зоркий»: поступило соответствующее предложение от наставника команды Андрея Анатольевича Рушкина.

— Не обидно было, играя за «Зоркий»,  вдруг оказаться после Суперлиги опять в «вышке»?

— Обидно, очень обидно. За клуб. Не за себя.

— Если оглянуться на твою игровую карьеру, где (в каком клубе) ты чувствовали себя комфортнее, успешнее, и почему?

— В принципе, везде было нормально, каждый клуб – это опыт. Но в Красногорске я буквально чувствовал себя, как дома, так как обосновался с женой, а Света у меня москвичка, в столице. «Корни пустил» там — сын Даня на свет появился. Скоро ему четыре годика исполнится…

Но, кстати говоря, при всём этом, когда речь зашла о переходе в «Строитель», жена меня поддержала. Она всегда меня поддерживает, за что ей огромное «спасибо».

— То, что в минувшем сезоне «Зоркий» выступал не в Суперлиге, а в Высшей лиге, повлияло на твоё решение в очередной раз «сесть на чемоданы» и перейти в наш клуб?

— Конечно! Хочется ведь играть и дальше в Суперлиге…Ну, и тот фактор, что клуб проявил интерес ко мне, главный тренер «увидел» меня в составе «Строителя» — это тоже со счетов не сбрасывай. Тем более, что Павел Яковлевич Франц для меня всегда был примером как профессиональный игрок. В юности-молодости я и подумать не мог, что судьба такой длинной дорогой с крутыми зигзагами, но всё же сведёт меня с ним. Для нас, тогда начинающих игроков, он вообще казался недосягаемым!

— Твой контракт, как и у всех наших игроков, рассчитан на год. Вперёд не заглядывал, не планировал у нас «задержаться» больше, чем на сезон?

— Поживём-увидим, загадывать не буду, исключать такую возможность тоже.

— Твоё амплуа — защитник. Один из «админов» паблика «Хоккей с мячом — Русский Хоккей» Алексей Сидякин написал в комментариях к посту-анонсу сбора вопросов для нашего «народного интервью» так: «Вопросов нет, только пожелание удачи настоящему Бетону обороны, Ульяновск помнит!». 

Ты в курсе, что тебя окрестили «Бетон», и за что?

— Всего второй раз с этим никнеймом сталкиваюсь, источник упоминания прозвища в обоих случаях – автор пожелания, так что пояснить по поводу «Бетона» ничего не могу.

— Как тебе новый тренер? Есть ли отличия от других — тренировки, общение …? Об этом спрашивает наш болельщик Евгений Бугримов, вероятно, имея в виду Павла Франца.

—  Что мне нравится, так это сочетание в нём требовательности и позитивного настроя. Пройдет больше времени, а я в Сыктывкаре пока всего-то полтора месяца, смогу ответить на этот вопрос более объёмно.

—  Как устроился в Сыктывкаре, и что будет служить мотивацией в новом сезоне? Автор вопросов тот же.

— Как и другие ребята-новички снял квартиру. Супруга с сыном приедут позже.

Мотивация? Расти в профессиональном плане, совершенствоваться, продолжать набирать игровой опыт, тем более, под началом главного тренера российской сборной. Ведь я пока не планирую завершать игровую карьеру.

— Каково твоё мнение о нынешнем составе команды?

— Команда молодая, перспективная. Сейчас в её составе — много талантливой молодёжи.

— С игровым номером определился?

— №7. Мне нравится эта цифра, и как раз этот номер в «Строителе» свободен.

 ВМЕСТО РЕЗЮМЕ

 — Алексей, сейчас ты — самый возрастной игрок «Строителя». Не сложно будет конкурировать с молодыми товарищами по новой команде?

— И ты туда же (громко засмеялся – прим. автора). Меня отец, поздравляя в июне с днём рождения, «подколол»: что, говорит, ты самый старый в «Строителе», сын?

Да, мне 33, и что? Нормальный, зрелый, вполне игровой возраст. В других клубах есть игроки намного постарше меня, из категории «40+». И кто-то из них играет в разы лучше, чем молодёжь. Так что не надо заглядывать в паспорт игрока – смотрите игру на поле…

— В твоей биографии есть интересный факт: будучи игроком, параллельно ты ещё тренировал любительскую московскую команду «Форель».

— Было дело. Сейчас Иван Иванович Максимов эту команду тренирует. Думаю, не стоит читателям пояснить, кто это, так ведь? Он достаточно известный и игрок, и тренер.

— И как, тренерская работа пришлась тебе по душе? 

— Интересно было. Тоже опыт, хотя и «хобби», если можно так сказать. Однозначно он пошёл мне на пользу как игроку. Взгляд на свою игру, угол зрения изменился, больше начал анализировать свои матчи, приобрёл новые — тренерские — навыки общения и т.п. Так что я очень благодарен ребятам из «Форели» за  совместную работу и возможность попробовать свои силы в амплуа тренера.

А ещё…Я осознал, как, порой, сложно бывает с нами нашим тренерам. Но станет ли когда-то тренерская работа новым этапом в моей профессиональной карьере – сказать не могу. Пока об этом не думал даже. Сейчас цель одна: играть, играть и ещё раз играть.

— Ты играешь в хоккей с мячом уже почти 26 лет. Как считаешь, за эти годы российский болельщик поменялся?

— Безусловно! Изменилась культура «боления». Если раньше, даже в мороз и ветер, трибуны стадионов были «битком забиты» болельщиками от мала до велика, на матч шли, как на праздничную демонстрацию, семьями, группами, в которых объединялись одноклассники, сокурсники, коллеги, знакомые…В наличии — весь ассортимент атрибутики болельщика той или иной команды. Кричалки, речёвки, песни и т.д. А сейчас?

Менталитет, приоритеты у людей изменились сильно за последние десятилетия, влияние цифровых технологий на качество жизни выросло значительно …

Но я хотел бы обратиться ко всем болельщикам, включая, конечно, и сыктывкарских: начнётся новый сезон — приходите на стадион, верьте в свою команду и поддерживайте её!

По городам и клубам с героем материала «помоталась» Татьяна Карпова

Фото Алексея Карпова и из личного архива Алексея Селиванова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий